29 июня — 14 августа 2022
1 июля — 21 августа, 2021
4 июня — 17 июля 2022
18 апреля — 28 апреля 2022
30 апреля — 07 августа, 2022
25 апреля — 31 июля, 2022
22 марта — 19 июня, 2022
26 февраля — 13 марта, 2022

Канон-конформизм

Афиша
№ 242 c 9 февраля по 22 февраля 2009 года
Александра Рудык

Еще в начале 90-х, когда едва появились первые галереи, художественная общественность заговорила о музее современного искусства. Как бы здорово было, чтоб он появился в Москве, и что без него Москва не вполне столица, и вот бы, и если бы. Обсуждали, доказывали, предпринимали попытки. Пока десять лет назад табличка с надписью «Московский музей современного искусства» не появилась у дверей старинного особняка на Петровке — а создателем долгожданного музея не оказался Зураб Константинович Церетели. Который этот музей просто взял и открыл, самочинно, никого не спросясь. На основе собственной коллекции, которая, если честно, была так себе — в основном примитивисты и разномастные подарки от государства. Но время шло, закупки и подношения становились все более актуальными, а коллекция — представительной: от Бурлюка и Пиросмани до Ирины Кориной и Ани Желудь. При этом разговоры о необходимости музея современного искусства никуда не делись — площадка, мол, не та, слишком консервативная, анфилада залов, колонны, куда это годится? Музей современного искусства меж тем решил не стремиться к невозможному и принять свое пространство как данность, а академическое построение экспозиции — как осознанную необходимость, и к десятилетию переиначил свое содержимое согласно всем вышеперечисленным параметрам. Теперь анфилады второго этажа выкрашены в абсолютно белый цвет и разделены на три крупных раздела, фактически по Випперу: «Канон», «Натура», «Метаморфозы». В первое отделение попали в основном художественные штудии XIX века, специально прибывшие из Научно-исследовательского музея Российской академии художеств и методического фонда МГАХИ им. Сурикова. Тут и Жилинский, и Булатов, и Лубенников, и никому не известные ученики академии с этюдными экзерсисами. Самое интересное начинается дальше. «Натура» делится на подразделы: «Автопортрет», «Пейзаж», «Купальщицы», «Мастерская». «Метаморфозы» — на «Гиперреальность», «Механизмы движения», «Геометрию формы» и «Упражнения языка». Молодой куратор Анна Арутюнян исследовала обширные фонды музея и разложила их на перечисленные разделы — аккурат по числу залов. Казалось бы, ничего необычного — но это не Пушкинский и не Третьяковка, художники тут другие. В тесные рамки канонических подотделов уложены группа AES+F, Виноградов и Дубосарский, Олег Кулик, Тимур Новиков, Семен Файбисович, Константин Батынков. Найти у них объединяющие начала, да еще согласно весьма архаичной классификации, — дело не из простых. Убедительности ради задействованы архитектор Борис Бернаскони и философ Аристотель. Первый создал абсолютно стерильное пространство, украшенное лишь облаками тэгов (они же названия разделов). Второй придает всей экспозиции легитимность. По мнению кураторов, канонический и штудийный подходы придуманы в античные времена. «Любое искусство есть подражание природе» — такова основная идея теории мимесиса, такова и цитата, с которой начинается выставка. Отсюда и все «ноги» — будь они ногами купальщиц, пейзажами, натюрмортами и даже инсталляциями. Согласны ли с такой смелой интерпретацией художники — дело второе: как ни относись к этим академичным аналитическим препарациям, именно с их помощью и попадают в вечность.

http://www.afisha.ru/msk/exhibition/53670/