«Есть ли хоть какая-то надежда на оптимистическое искусство?»
Фотографии, инсталляции, видеоарт, перформанс.
Даты проведения: 6 июля — 1 августа
Адрес: Московский музей современного искусства, Тверской б-р, 9
Открытие: 5 июля в 20.00

Куратор: Мартин Шибли (Швеция).

Участники (20): Мария Анвандер / Maria Anwander (Австрия), Оливье Бабен / Olivier Babin (Франция), Конни Блом / Conny Blom (Швеция — Словения), Расмус Вест / Rasmus West (Финляндия — Швеция), Наталья Дю/Natalya Dyu (Казахстан), Иван Галузин / Ivan Galuzin (Россия — Норвегия), Зерен Гектан / Zeren Göktan (Турция), Оскар Гёрмуш & Лиз Хорум Кристенсен / Oscar Guermouche & Lise Haurum Christensen (Дания — Швеция), Элин Магнуссон / Elin Magnusson (Швеция), Карлос Мотта / Carlos Motta (Колумбия — США), Марина Напрушкина / Marina Naprushkina (Белоруссия — Германия), Макс Окборн / Max Ockborn (Швеция), Кристиан Скюлстад / Kristian Skylstad (Норвегия — Германия), Нина Слежко&Франц Уэст / Nina Slejko&Franz West (Словения — Швеция), Сорен Тило Фандер / Soren Thilo Funder (Дания — Турция), Карин Хасселберг / Karin Hasselberg (Нидерланды), Катрин Хорнек / Katrin Hornek (Австрия), Гардар Эйд Эйнарссон / Gardar Eide Einarsson (Норвегия — США), Клас Эрикссон / Klas Eriksson (Швеция).

Выставка предлагает разностороннее изучение понятия «оптимизм» и возможностей оптимистического искусства, исходя из различных художественных позиций молодых художников.

53-я Венецианская биеннале, куратором которой был Даниель Бирнбаум, основывалась на призыве к оптимизму: Бирнбаум не раз выступал против утверждения, что «искусство умерло», и свой проект для биеннале рассматривал как точку отсчета для чего-то нового. Так действительно ли мы имеем дело с новой идеологией? И может ли искусство стать ее частью?

Нести оптимизм — непростая задача для искусства. В самом деле, на протяжении последних десятилетий одной из наиболее привычных функций художника была социальная критика, то есть акцентирование несправедливостей. Критическая позиция художника — один из краеугольных камней, на котором стоит искусство, и именно с ней связывается художественное качество. И, тем не менее, может ли художник производить оптимистическое искусство? Это тонкий вопрос, но большинство из уже предпринятых попыток оборачивались либо китчем, либо тоталитаризмом. Оптимизм в искусстве зачастую оказывался связан либо с определенной идеологией, либо с государственной принадлежностью. Искусство авангарда претендовало на то, чтобы привести людей в Землю Обетованную. Большинство русских художников-авангардистов поддержали революцию, а в 1960е-70е годы большинство художников Западной Европы и США поддерживали радикальные политические движения.

Те художники, которые обращаются к оптимизму сегодня, больше занимаются репрезентацией оптимизма, а не являются оптимистами. И все же многие саму практику искусства рассматривают с оптимистической точки зрения. «Я надеюсь создать новое, которое запомнится миру как новый биологический вид», — говорит Франк Ауэрбах, а Шон Скалли недавно сказал, что «оптимизм — единственно возможный путь».

При поддержке Музея искусств г. Кальмар (Швеция).